28
Января
2020
Сейчас
ИСКРАЛысьвенская общественно-политическая газета
230-летию Лысьвы – 230 строк Акции «Искры» Акция Армия Бизнес Благоустройство В огороде — с умом Вера Взлётка Визит Власть Война бывает разной Вопрос - ответ Вот это да! Выборы ГИБДД Горожане Горячая тема Два вопроса главе округа Декларация о намерениях Деловые новости День Победы Доброе дело Дороги Есть повод Есть проблема Жизнь Защити себя сам Здоровье Знай наших! Знакомьтесь Из неопубликованного Искре-100 Искре-95 Испытано на себе История Лысьвы История «Искры» История и современность Капремонт Коммуналка Конкурсы Консультации Конфликт интересов Красная строка Криминал Круглый стол Культура Лысьва и Чусовой... Лысьвенская библиотека Лысьвенский городской округ Лысьвенский музей Лысьвенский театр Людям о людях Медицина Молодёжь Мужикам МЧС Мысли вслух Мысли по поводу Не возьму в толк Новое в законе Образование Обратная связь Общественный совет Осторожно: мошенники! Отдохнём! Открытие Открытое письмо Парнасские забавы Пермский край Письмо в редакцию По слухам и достоверно Погода Подписка Подробности Покупки Политика Помогите! Поступок Потребитель Почта России Правопорядок Преодоление Пресс-клуб Прецедент Приколы нашего городка Проекты в действии Происшествия Прокуратура сообщает Прямой провод Психология Путешествия Рейд Рождение традиции Связь Село Семья Сказка Событие Социум Спорт Трагедия Традиция Фестивальная Лысьва Финансы Фотофакт Цены Человек года-2007 Человек года-2008 Человек года-2009 Человек года-2010 Человек года-2011 Человек года-2012 Человек года-2013 Человек года-2014 Человек года-2015 Человек года-2016 Человек года-2017 Человек года-2018 Человек года-2019 Человек и природа ЧП Экология Экономика Эстафета на призы газеты «Искра» Это мы, Господи... Эхо праздника
Рассылка
Ваш адрес
отказаться

4 ноября – День народного единства. Каково ваше отношение к этому празднику?

«Мы прошли через угольное ушко!» - ветераны ЦХП вспоминают о строительстве цеха

20.12.2014Валентина КокшароваКруглый стол

35 лет назад, 20 декабря 1979 года, на Лысьвенском металлургическом заводе на промышленном агрегате получили новую продукцию – хромированную лакированную жесть. Появление отделения покрытий ЦХП – ЛПЦ-3 – послужило мощным толчком для развития не только градообразующего предприятия, но и Лысьвы в целом. В преддверии юбилея по инициативе «Искры» за круглым столом встретились первопроходцы той далёкой стройки и стройки нынешней. Вспоминали «бои» давно минувших дней, говорили о будущем лысьвенской металлургии. Участники: директора ЛМЗ разных лет – Александр КЛЕМЕНТЬЕВ, Олег АНАНЬИН, Владимир ГАНЬЖИН, руководители цеха и его подразделений в разные периоды – Владимир ДУДКИН, Виктор ЧЕРЕПАНОВ, главный инженер ЗАО «ЛМЗ» Михаил ИСАКОВ и его заместитель по новым технологиям Сергей ФИЛИППОВ, а также главный инженер бывшего треста «Лысьвапромстрой», ныне главный инженер ООО «Метпром» Анатолий ГОЛУБЦОВ. Вёл встречу Виктор Черепанов.

Всё началось с невезухи

Виктор ЧЕРЕПАНОВ:
- Факт появления отделения покрытий ЦХП в Лысьве трудно переоценить. Новое производство создавалось впервые в стране. Для города это сотни рабочих мест, строительство жилья, объектов соцкультбыта, реконструкция инфраструктуры – словом, настоящая промышленная революция. Но мало кто знает, насколько долгим и сложным был путь к ней, и первым, кто вступил на него, был А. И. Клементьев - бывший начальник ЦХП, впоследствии - директор ЛМЗ.

Александр КЛЕМЕНТЬЕВ:
- Нашему заводу с его реконструкцией долгие годы не везло. У меня в руках - распоряжение Совмина СССР от 11 марта 1966 года за подписью А.Н. Косыгина. Здесь сказано: построить на ЛМЗ цех горячей рулонной прокатки и ЦХП с отделением покрытий.

Мне предложили возглавить цех горячей прокатки. Завод планировал построить именно его. Но планетарный стан, который должен был определять лицо предприятия, к сожалению, по мнению большинства специалистов чёрной металлургии, был признан непригодным для ЛМЗ. После жарких дебатов комиссия Госплана списала стан в лом. В проекте остался ЦХП с отделением покрытий.

Но и с ним началась полная невезуха. «Уралмаш» был постоянно загружен изготовлением станов для иностранных заказчиков, и до Лысьвы никак очередь не доходила. Время шло, и проектные институты начали подгонять проект под уходящее время. Гонка за окупаемостью, за мифическими миллионами тонн мощности привела его к невозможным размерам. Начало 1969-го года. Я в буквальном смысле слова выдохся - не мог больше ездить в Москву и обивать пороги.

В это время по программе СЭВ чехи закончили очередные контракты для меткомбината Караганды, и у них высвободились мощности. Они ходили по российским министерствам: мол, давайте заказ. Для нас настал момент: либо продолжим ловить жар-птицу по стану холодной прокатки, либо займёмся отделением покрытий. Я был сторонником отделения, главный инженер Е.В. Иванов не соглашался. Короче, конфликт был нешуточным. Тогда я взял инициативу на себя, тем более что в Москве у меня была группа поддержки. Вышли на связь с Госпланом и сказали: Лысьва будет заниматься покрытиями! Это был поворотный момент. Потом - переговоры, заключение контрактов, затянувшееся строительство...

Года два потребовалось, чтобы выйти на контрактные условия. Уже когда согласовали техническую сторону, денег нам ещё долго не давали. Мы прошли, можно сказать, через игольное ушко. В Госплане была масса противников этого проекта в Лысьве. Нам говорили: мол, у вас там ещё медведи по улицам ходят...

Виктор ЧЕРЕПАНОВ:
- Знаете, почему отделение покрытий стали строить именно в Лысьве? На заводе, в лудильном цехе, стараниями наших инженеров, конструкторов, технологов и учёных, я имею в виду Василия Степаненко, уже была создана такая технология. Там стояли опытные агрегаты. Они стали прародителями технологии хромированной лакированной жести, оцинкованного проката и проката с полимерными покрытиями.

Александр КЛЕМЕНТЬЕВ:
- Идеология строилась на том, что Лысьва получит новый материал - хромированную жесть для консервной промышленности взамен белой жести. А государство сэкономит сотни миллионов рублей на дорогом и дефицитном олове.

Виктор ЧЕРЕПАНОВ:
- Согласно контрактам на завод пошло оборудование. Это вообще отдельная история. Принимать его в таком объёме у нас и условий не было. Олег Петрович, когда поступил первый транс из Чехословакии, с фирмы «Шкода-Эксперт»?

Олег АНАНЬИН:
- В 1973 году начало поступать оборудование. Отдел оборудования, которым в то время руководил М.А. Каюрин, состоял из семи человек и подчинялся главному инженеру. А учёт вели в ОКСе - УКСа тогда ещё не было. И складов практически не было. Новое оборудование складировали на всей заводской площадке - где придётся. Меня и Л.З. Григорьеву, специалиста отдела НОТ, отправили в командировку на Северский трубный и Верх-Исетский метзаводы - изучать опыт организации работы отдела.

Что мы оттуда вынесли? Главное - функции отдела должны исполняться от получения спецификации на оборудование до выдачи его в монтаж. Разработали предложения по реорганизации отдела, подчинению его УКСу и созданию при нём складского хозяйства. Зам. директора по капстроительству А.Г. Красин и А.И. Клементьев нас поддержали. Е.В. Иванов первоначально был против - не хотел отпускать от себя отдел оборудования. Начали строить склады. Количество работников у нас перевалило за 100 человек.

Надо сказать спасибо тем, кто получил и сохранил огромное количество отечественного и импортного оборудования. Технологическое бюро возглавлял Е.С. Мехряков, электротехническое – В.С. Демакова, заместителем начальника отдела была Е.Г. Шестакова. В.В. Чекменева занималась киповским оборудованием. Нужно отметить вклад ряда специалистов складского хозяйства – А.М. Трушникова, П.В. Коваленко, А.А. Мехряковой, В.Н. Скрябина.

В ноябре 1978 генсек Л.И. Брежнев на пленуме ЦК КПСС раскритиковал Лысьву за низкие темпы строительства и большое количество неустановленного импортного оборудования. И закрутилось! Я с января 1979 года много времени проводил в Москве и готовил приложения к распоряжению Совмина по поставкам отечественного оборудования для пускового комплекса. Помните, какой была зима в 79-м? Снежная, холодная. Но строительство набирало обороты, начинался монтаж оборудования.

Чтобы вытащить ящики с оборудованием из-под снега, пришлось даже прокатчиков направлять на раскопку. Хорошо, что кладовщик С.В. Григорьева на каждом ящике установила таблички, а то попробуй отыщи их в сугробах!

А монтажники на стройке недовольны: мол, где оборудование? Приезжаю – все платформы забиты, а на заседаниях штабов возмущаются: у заказчика нет оборудования!

Это была своего рода закулисная игра. Уже летом прораб монтажников В.П. Попов объяснил: дескать, у них такая тактика – наступать на малоопытных заказчиков. И только после того, как поняли, что слабым звеном в Лысьве является генподрядчик, изменили тактику, и вопросов по поставкам не стало.

Анатолий ГОЛУБЦОВ:
- В те времена действительно заказчик и подрядчик находились по разные стороны баррикады. Когда приезжали первые лица Минчермета, Минпромстроя, Минмонтажспецстроя, каждый хотел отвертеться и не стать «мальчиком для битья».

Конфронтация была, ничего не скажешь.

Сейчас у нас новый объект. Моя позиция такова: мы в одной лодке, и работать надо всегда сообща. Сегодняшние руководители это прекрасно понимают.

«Раньше думай о родине, а потом - о пиве»

Владимир ДУДКИН:
- Чехословацкое оборудование шло на завод мощным потоком. Согласно контрактам принимать его должны были представители заказчика на месте. Нас с Ю.Н. Чепурных отправили в длительную командировку в Чехословакию. Командировка за рубеж – престижно, ничего не скажешь. Но мы даже не представляли, какой большой объём работы ждёт нас за границей! У нас было право проверять изготовление оборудования на любой стадии, а замечаний было немало, много чего не соответствовало параметрам. Пять дней в неделю мотались по маленькой стране - с одного завода на другой. Более 50 предприятий изготовляли оборудование для ЛМЗ. Да и напутствие А.И. Клементьев нам дал шутливое, но крепкое: «Раньше думай о родине, а потом – о пиве».

Трудности были и в бытовом плане. Нам сказали: мол, русский язык там знают. На деле оказалось, что мало кто говорит по-русски, а мы не знали ни чешский, ни словацкий.

И языковый барьер, и политический – мы же приехали после событий 68-го года – сказывались на работе. Старое поколение, прошедшее войну, хорошо к нам относилось. Молодое, послевоенное, – с опаской. После событий 1968-го они нас считали оккупантами. Много аргументов, фактов мы приводили, чтобы их переубедить. Даже ходили на их партийные собрания - там правящей партией тоже была коммунистическая.

Александр КЛЕМЕНТЬЕВ:
- Пока вы там по заводам мотались, пиво пили и на собрания ходили, ведомство партийного контроля ЦК КПСС заинтересовалось, как хранится новое оборудование на ЛМЗ. Приехали контролёры. Один из них долго ходить по заводу не стал - подошёл к одному ящику: «Вскройте!». Вскрыли. В нём находились конструкции, железо. Оно было обмотано полиэтиленовой плёнкой. Когда вскрыли, увидели, что наверху образовалась линза – слой льда. Представитель партконтроля написал отчёт, и нас с Д.Н. Богдановым, управляющим трестом, вызвали в Москву, в ЦК, на Старую площадь.

Со мной беседу вела какая-то партийная дама. Знаете, мне её образ и сейчас вселяет смертельный страх. Я сидел как на электрическом стуле, а передо мной - два глаза и длинный кабинет. Думал: всё, Магадан. Обошлось. Нам вынесли по выговору с опубликованием в журнале «Коммунист» и отправили работать дальше.

Суровая зима 79-го

Виктор ЧЕРЕПАНОВ:
- Оборудование, его монтаж – всё очень важно. А как работалось в то время пусковой группе? Она была создана в 1973-м. В 1974-75 годах быстро развивалась. В неё вошли А.Е. Кривошеев, В.Д. Сошин, В.В. Дудкин, Ю.Н. Чепурных, Б.А. Шитов, В.З. Черепанов, Е.П. Некрасов.

Эти ребята в короткие сроки вникали в новое дело, перелопачивая сотни килограммов иностранной и отечественной проектной документации, технической литературы. Учились сами, учили тех, кому будет доверено уникальное оборудование. Это А.Н. Калинин, С.В. Останин, В.А.Зайцев, В.Б. Матафонов М.Б. Исаков, Г.А. Быков и другие. К 1978 году группа пополнилась молодыми специалистами...

Владимир ГАНЬЖИН:
- Я пришёл в неё в августе того года. Что увидел на площадке? Недостроенное здание основного корпуса. АБК вообще был пуст. В две линии стояли вагончики. Пусковая группа механиков разместилась в одном из них.

Именно тогда было принято грамотное решение строителей и руководства завода: в первую очередь построить подкрановые пути и запустить краны. Благодаря этому стройка внутри цеха оживилась. Строители начали делать фундаменты, подавать бетон, арматуру. Строили каналы - кабельные, вентиляционные. Запустили краны и передали монтажникам. На выходе организовали участок для приёма оборудования.

Не забуду суровую зиму 78-79 года. Только подали в цех тепло, а под Новый год ударил пятидесятиградусный мороз. 31 декабря транспорт у строителей замёрз. А цех тогда ещё был дырявым. Мы затыкали дыры чем придётся. Ходили по цеху с газовыми горелками, отогревали, что могли. И костры жгли. Но систему отопления сохранили.

А потом начался монтаж оборудования. Интересная работа! До сих пор вспоминаю совместную работу пусковой группы с монтажниками, с чехославацкими специалистами. Мы все подружились, трудились с удовольствием и энтузиазмом. На всю жизнь в памяти осталось то время и торжественный момент, когда мы запустили линию.

Спасла мозговая атака

Виктор ЧЕРЕПАНОВ:
- Его точно никогда не забудешь! 1979 год, декабрь. Я работал начальником первого отделения хромирования и лакирования и 19 декабря стоял на главном пульте управления. Это был пробный пуск.

Внизу в химподвале трудились ребята под руководством начальника ЦЗЛ Б.А. Шитова. К вечеру 19 декабря получили первый рулон хромированной жести. И поняли: 20 декабря, во время митинга, агрегат будет представлен всем в работоспособном состоянии.

Митинг прошёл, металл выпустили, а дальше началось...

Оказалось, при существующем оборудовании технологическая задача - выпускать хромированную лакированную жесть для консервной промышленности – не выполнима. Мы не получили ни тонны консервной жести! Технология нанесения лака и оборудование, которое поставили чехи, не способны выдать эту продукцию. Собрали все главные мозги завода – Е.В.Иванова, Д.Е. Мокроносова, Г.А. Драчева, В.К. Батанова, А.П. Васильева, П.И. Занина - и за полгода всё пересмотрели, смонтировали, изготовили, опробовали и получили настоящую консервную жесть.

Анатолий ГОЛУБЦОВ:
- Ту стройку никогда не забыть. Помню, возводили котельную - сложнейший объект, эстакаду совмещённых энергосетей, подстанцию «Металлург». 79-й год был жутко напряженным: пусковой период, конец осени, ежедневные заседания штаба – утром, вечером. Ведут их В.А.Петров, секретарь обкома, и М.А. Омельчак, первый заместитель начальника главка. Каждый день задания, каждый день отчёты. Накал был такой, что просто не передать.

Задача – выжить

Виктор ЧЕРЕПАНОВ:
- А какие люди работали! Возглавлял цех Р.Ф. Мочалов, интеллигентный, грамотнейший специалист! Мудрый и хитрый А.И. Клементьев знал всё про отделение покрытий и создал коалицию в лице А.Е. Кривошеева, В.Д. Сошина, Е.П. Некрасова. Это были такие корифеи своего дела!

Михаил ИСАКОВ:
- Работа на площадке ЛПЦ-3 кипела, когда я, молодой специалист, появился на заводе. Зам. директора по кадрам И.П. Попов говорит: дескать, зачем тебе ЦЛАМ, что там будешь сидеть? Иди на ЦХП - там интересно, перспективно. И я пошёл. Действительно, было интересно, хотя и сложно. Потом началась череда реконструкций. Метровая ширина полосы уже мало кого устраивала.

Олег АНАНЬИН:
- А почему изначально ширина листа была 1000 мм? Потому что это было предусмотрено проектом реконструкции завода. Использование металла в стройиндустрии и автомобилестроении никто не предполагал.

В 90-е годы страна перестраивалась под капитализм, и метровая ширина проката оказалась никому не нужна. Начали реконструкцию. Решили делать освинцованный металл. В.Г. Кильматов, тогдашний начальник ЛПЦ-3, был против: очень вредное производство. А мне необходимо было плотно «завязаться» с АвтоВАЗом. При метровой ширине освинцованный металл можно использовать только на бензобаки. Стали проектировать переход на производство освинцованного металла. Это был 1995 год. Просчитали, что продукция продержится на рынке пять лет. Так и получилось.

Виктор ЧЕРЕПАНОВ:
- ЦЗЛ во главе с Б.А. Шитовым, В.И. Власовой, Н.Т. Черепановой разработали технологию освинцевания, был приготовлен электролит, проведены опыты в лаборатории и получены освинцованные пластинки. Запустили производство и начали выживать.

Не сломили и лихие девяностые

Олег АНАНЬИН:
- Потом решенили реконструировать агрегат на ширину листа 1250 мм. Собственными силами завода – инженерами, конструкторами, рабочими - выполнили её, и доля Лысьвы в поставках для АвтоВАЗа уже составляла 30-40% вместо 3-4%. Когда перешли на ширину листа 1600 мм, она возросла до 80%. Была поставлена цель – зайти на рынок автомобилестроения через освинцованный прокат. И мы её выполнили.

Владимир ГАНЬЖИН:
- Благодаря тому, что тогда рискнули перейти на освинцованный лист, а потом - на реконструкцию линий в самых тяжёлых экономических условиях, предприятие выстояло, и сейчас мы видим хорошие перспективы.

Именно тогда нашли формат софинансирования с Ю.В. Киселёвым. Предприятию не дали погибнуть. Сейчас, благодаря реконструкциям, современное производство имеет основу для дальнейшего развития, к которому подходили несколько раз. Знаете, почему мы в последний раз приняли решение не ЦХП строить, а литейно-прокатный модуль? Потому что нам никто, ни один завод не подписал условия поставки подката. Все отказали, начиная с Магнитки, заканчивая Карагандой. Они загружали собственные мощности, а горячий прокат, который у них был в избытке, отправляли за рубеж. Сейчас время изменилось, и появились условия для строительства ЦХП.

...Завершился большой разговор, а точнее - вечер воспоминаний, расспросами о новом проекте и его реализации. Михаил Исаков, Сергей Филиппов и Анатолий Голубцов в деталях рассказали коллегам о сегодняшних планах и задачах.

Технари они и есть технари. Обсуждали техническую концепцию самого проекта, его риски, в том числе инфраструктурные. Настроение у ветеранов-первопроходцев было приподнятое: дело, которому они отдали большую часть своей жизни, продолжает новое поколение. И это главное.

 
 0
Социальные комментарии Cackle
перейти к списку статейверсия для печати
Смотрите также:

Понедельник. Утро. Лыжный стадион полон народу. Спортсмены разминаются, получая предстартовые наставления тренеров. Трибуны уже давно заполнены, но зрители продолжают прибывать. Есть среди них те, кто отпросился с работы или не пошёл в школу, чтобы посмотреть финал второго этапа Кубка России по лыжным гонкам
Яндекс.Метрика